photo-1442512595331-e89e73853f31

Точка съемки ч. 6


Утро прокралось в номер Вики незаметно. Украдкой, словно поздно возвращающийся в отчий дом подросток, первые, совсем слабые  рассветные лучи скользнули сквозь жалюзи. Белые блики на стене номера. Серая хмарь за окном.

Сегодня утро был вкрадчивым и почти незаметным. Постепенно отступила ночная тьма, развеялась паутина сна, которую они соткали вдвоем на потолке этой комнаты. Утренний сумрак — серый зверь — заполнил собой все пространство Вселенной.

Когда наступило утро, Кира не спала уже полчаса.

Ее разбудил ее сотовый, который начал сигналить о помощи, умоляя, чтобы его подзарядили. Кира равнодушно слушала его мольбы, которые он подавал через каждые четыре минуты — так как она и задавала в настройках. Почему четыре?  В Японии четыре — это число смерти.

Смерть придет за ней, так же как и за этим сотовым.

Читать далее

photo-1446933810843-52d1ae9be86b

Точка съемки ч. 5


— Мне тогда было пятнадцать лет. Я ходила в несколько секций одновременно. Родители запихнули еще в детстве. Я даже не знала как это — сразу после школы идти домой и жуть как завидовала подругам. По понедельникам хор и фортепьяно, по вторникам — гимнастика, среда — танцы, четверг — снова фортепьяно, а пятница была днем собрания школьного комитета. У тебя был президент школы? Типа того, только никаких привилегий. Родители будто хотели сделать из меня сверхчеловека. Я была выносливой и спортивной, так что я даже полгода держалась, когда у меня исчезли дни отдыха типа среды и пятницы. Причем на каждом занятия я была, просто таки обязана, выложится на полной, быть лучшей и самой первой. А то бы никто не понял этого. О, то что нужно, — Кира взяла бокал холодного вина, который ей протянула Вика. — Спасибо большое. Так вот, я, правда, была молодец! Я держалась долго, я даже правда думала — как классно, я везде первой. Это так клево быть везде первой. Я же еще была первой по учебе. Сидела по ночам, натаскивала сама себя, как собака на кость, натаскивала себя на эти гребанные книги, в которых жизни меньше, чем в этом блядском бокале. — Кира сжала бокал так, что казалось сейчас он разлетится вдребезги в ее же руках. — Все это было мое время, и только мое. А я тратила его на пыль истории и грязь знаний. Как будто это могло сделать меня лучше, чем я есть на самом деле.

Она сделала глоток. Отличное вино!

Читать далее

Rocket_Red_Gavril_Ivanovich_0001-682x1024

Второй эшелон: Красная Ракета


Da, комрадес, сегодня речь пойдет о герое советских социалистических республик, простом русском парне, который  представляет идеалы коммунизма и истинного товарищества в Интернациональной Лиге Справедливости. Встречайте — Красная Ракета, бравый русский komrad вселенной DC!

Читать далее

psycho-1960-ce159ee

Точка съемки ч. 4


Поворот ручки у основания душа, и по телу Киры заструились прохладные струи. Ей показалось, что от ее кожи пошел пар, словно от камня в финской сауне. Все что она могла делать, это словно мешок набитый сухими костями рухнуть на пол душевой кабины. Ну ладно, не рухнуть,  а просто сползти вниз, уперевшись спиной в стекло. Вода смывала с нее пленку из затвердевшей соли и винных паров, запах сигарет  вымывало из ее коротких волос, все эти разговоры в прокуренном баре и чужие взгляды вычищало из-под ногтей.

Кира повела головой вправо, обхватив себя за плечи. Каждая капля ощущалась для нее, словно взрыв глубинной бомбы, словно океан, вышедший из берегов.

Шум душа был не тем же самым, что и шум дождя. Намного чище и лучше.

Намного красивее.

Ближе и добрее.

Кира сидела на полу просторной душевой кабины.

Читать далее

silence-1209033_960_720

Точка съемки ч. 3


То, что Вики клеит Киру, стало понятно уже тогда, когда они второй раз вышли на террасу, решая, куда же можно сбежать из этой душилки.

— Там есть бар «Айс Герл», — Вики указала куда-то вдоль улицы. В дождливой дымке оставалось лишь угадывать очертания домов по тускнеющим уличным огням. — Но там такая очередь на входе. Я видела, когда ехала сюда. Может ее конечно уже и нет…

— Мне кажется, тебя в любой клуб пропустят без очереди, — ответила Кира, облокачиваясь на перила ограждения.

Дождь припустил еще сильнее, превратившись в стеклянную стену напротив ее лица. Вики улыбнулась и смущенно махнула рукой.

— Да ладно тебе… — она взглянула на огни города, тонущие в дожде. — Главное, чтобы ты была там.

И взгляд в ее сторону. Глаза блестели, как будто еще немного, и Вики начнет стонать от возбуждения. Она точно ее клеет.

Несмотря на жару и обильное потоотделение, вино таки ударило ей в голову. Кира была в стельку. Язык ее не слушался, движения вязли в ночном воздухе, ей казалось еще немного и она перельется, словно бокал, налитый до краев.

Судя по краснеющим щечкам и тому, как навязчиво она поправляла свои влажные волосы, Вика была примерно в том же алкогольном аду.

Жара словно бы стала сильнее. Дышать было нечем. На ее голову надели горящий терновый венец, и само то, что Киру начали посещать христианские аллюзии, уже было плохим признаком.

Читать далее

M66irdt

Точка съемки ч.2


Когда Кира была маленькой и еще не ходила в школу, ее семья жила не в городе, а на его окраине в дачном поселке. Их дом выходил прямо к лесу, который скручивался перед ним огромным холмом. Сине-зеленые ели нависали над домом, они были волной, которая замерла за секунду до того, как обрушиться на поселок и смыть его к чертям.

В нем можно было набрать подосиновиков для супа и шиповника, из которого потом мама варила чай. Кира постоянно обдирала себе плечи и бедра о колючие кусты, но все-таки прибегала домой с добычей. Налившиеся красным ягоды в ее ладонях казались дороже любого золота.

Однажды утром, пронзительно морозным, когда туман разлился по траве молочной пеной, Кира увидела в окне, как из леса вышел лось. Один его рог был обломан, по морде струилась кровь. Он бродил на поляне перед лесной чащей, бессмысленно вышагивал по кругу, и кровь капала вниз на траву.

Туман то набегал с горы молочной волной, то откатывался назад к корням деревьев, и лось иногда исчезал в белесой хмари. Но даже в эти моменты кровь пылала ярким мазком.

Внезапно лось остановился и взглянул прямо на Киру. У него было восемь глаз, и каждый из них протыкал тело девочки насквозь. Лось помотал головой, разбрасывая пурпурные капли, а затем открыл свою пасть. Из нее на траву посыпались крошечные, едва заметные паучки.

Это был сон.

Кира проснулась в холодном поту. Ее руки тряслись еще пол-дня, а прогулки в лес стали удивительно короткими.

Потом она прочитала в школьной библиотеке, о старом таежном духе — лось и паук в одном лице. В книге говорилось, что обычно такие видения были частью инициации сибирских шаманов.

Лось больше не снился Кире.

Но она хорошо запомнила, каким холодным было то утро, и как воздух раздирал ее легкие изнутри острыми кусочками льда.

Сегодня вечером ей не хватало этого мороза.

Читать далее

raining-690930_960_720

Точка съемки ч. 1


Когда за окном льет как из ведра три дня кряду, то невольно начинаешь задумываться о реальности Всемирного Потопа.

Воздух отсыревает, дышать им — словно пить воду из застоявшегося ручья. Первый глоток заходит нормально, после второго все внутри тебя покрывается плесенью, третий уже просится наружу вместе с обедом.

Стопроцентная влажность справляется с задачей сделать твою жизнь дерьмом намного лучше, чем полуфабрикаты, кухонный психоанализ и дневные телешоу.

А если еще термометр показывает жару за тридцать — то пиши пропало.

Ты чувствуешь себя губкой, которую намочили, но забыли отжать. Пот течет ручьями и не думает останавливать ни под прохладным дождем, ни в помещении. Есть вариант спрятаться в промышленном холодильнике мясной лавки, но у него есть свои недостатки (почти все связанны с твоей выживаемостью).

Чтобы не сдохнуть от обезвоживания приходится пить в три горла. Но вот печаль — все, что крепче пива, только больше тебя разогревает, и ты начинаешь напоминать чугунный котел паровоза, который вот-вот разворотит изнутри. Холодное пиво еще может спасти, но этот тухлый привкус – от него не избавиться.

Хотя для Киры такой вариант спасения не работал — она на дух не переносила пиво.

Она вышла на террасу, с которой как раз открывался роскошный вид на стоянку цеппелина. В ее руках был зажат пузатый бокал с красным вином, охлажденным до состояния ледяной крошки. По запотевшему стеклу скользили тонкие струйки. Кира обнимала ладонями бокал, так же как отогревают руки о чашку с кипящим глинтвейном.

Жара.

Кире казалось, что ее кожа сморщилась и уже начала таять.

Читать далее

Hello world!


Привет всем! Вы попали в Lighthouse №13 и это первый пост на этом сайте.

Мне всегда очень нравились мистические истории о путешествиях типа “Трассы 60” или “Американских Богов”, все те истории в которых, путешествуя, персонажи словно пересекали ту невидимою границу между нашим миром и миром древних богов. А маяк — один из таких же неотъемлемых символов хорошего странствия, как и тропинка убегающая вглубь леса, трескучий костер и боль в ногах после долгого перехода.

Это пояснения о первой части названия. А число тринадцать — любимое число, вот и все:)

Lighthouse №13 — это площадка на которой будут публиковаться мои (и не только) творческие проекты, и которая будет постоянно развиваться. Посмотрим что из этого выйдет.

Группа в ВК: https://vk.com/lighthouse13

E-mail: ian.vakhovski@gmail.com